Добро пожаловать, Гость
Логин: Пароль: Запомнить меня
  • Страница:
  • 1
  • 2

ТЕМА: Статьи , рассказы для души

Статьи , рассказы для души 4 мес. 1 нед. назад #31617

История одного воспоминания

В жаркий день купила килограмм черешни в уличном ларьке. И запах нагревшихся на солнце ягод напомнил мне давнюю историю.

Много лет назад ко мне на прием пришла женщина. Она долго сидела, ничего не говоря, опустив голову и уронив руки. Я тогда еще не очень долго работала психологом, но человеком была уже взрослым и знала: так выглядит настоящее горе. Решила даже не спрашивать ничего — пусть расскажет, когда сама сочтет удобным.

— Устала я, — наконец сказала женщина. — Мне заведующая отделением велела к вам зайти. Сказала, у психологов свои методы. Может, подскажете, где сил взять?

— Нет у психологов таких методов, — честно вздохнула я, еще не до конца позабывшая свое базовое естественно-научное образование, и спросила: — Но что у вас случилось?
— Сын у меня умирает, десяти лет от роду.

— Ох… — У меня сбилось дыхание, хотя именно чего-то такого я и ожидала. — А лечить?
— Нету больше ничего. Все врачи так сказали.

— Он в больнице лежит?

— Нет, дома. Сам попросился. Он у меня умный, учился хорошо, учительница всегда хвалила. Слышит же, что вокруг него происходит. Спросил: мама, я умираю? Мне бы, наверное, надо соврать, а я и разревелась, как дура. И он, представьте, меня стал утешать: мам, ну ты не плачь, чего же, все когда-то умрут, ну кто-то позже, кто-то раньше — это же ничего такого. И попросил: «Давай тогда я лучше дома умру, мне там спокойнее будет». Вот мы его и забрали.
И вот теперь она каждый час смотрит, как сын угасает, — представила себе я.

— У вас есть еще дети? — спросила и с ужасом ждала отрицательного ответа.

— Есть. — Я выдохнула с облегчением. — Дочке пять лет, она сначала спрашивала, когда братик встанет и поиграет с ней, а теперь, видно, тоже что-то смекнула и не спрашивает больше. И не заходит к нему.

— Вы устали морально или за сыном тяжелый уход?

— За сыном — нет. Он спит много. Но есть еще моя бабушка, которая меня вырастила, на другом конце города.

— А с ней что?

— Вы будете смеяться, — горько усмехнулась женщина, — но она тоже умирает. Но ей-то хоть по возрасту.

— Вы за ней ухаживаете? Больше некому?

— Ага. Нет никого. Моя мать, ее дочь, в Сочи сейчас живет. С четвертым мужем. А характер у бабушки всегда был резкий, командирский. Она начальником участка работала, над мужиками, а там многие из лагерей, сидели. Я пыталась нанять сиделку — двух она выгнала, две сами ушли. Нет, говорит, мне нужно, чтоб ты, ты понимаешь как. А из тех четырех одна даже медсестра была.

— Бабушка знает, что происходит с правнуком?

— Знает. И говорит: раз ему уже помочь нельзя, вот и выйдешь из квартиры, съездишь к старухе, пока час едешь в метро, да в магазин, да на людей смотришь — и отвлечешься чуток.

В логике бабушке отказать нельзя никак, мысленно признала я.

— То есть бабушка в здравом уме?

— Абсолютно. Всем бы так. Но вставать уже почти не может. Даже садится сама с трудом. И главное — она практически ослепла. Но еще что-то пытается делать сама. Падала три раза. Врач предлагал госпитализацию, а она сказала: если отправишь меня помирать в богадельню, прокляну, так и знай. Я боюсь. Да и понимаю ее — двигаться-то и видеть она не может уже, а поговорить ей еще хочется, а чужой человек разве поймет, станет слушать? А у меня уже руки трясутся и голова. И звон в ушах. Спать ночью не могу, лежу и в потолок смотрю. В метро недавно заснула и на пол повалилась, люди поднимали, неловко.

— А муж есть? Что-то говорит? Делает? — я решила прощупать ресурсы.

— Есть. Переживает тоже, конечно. Работает допоздна специально — объясняет: деньги ведь сейчас нужны и еще нужны будут. Как-то я его напрямую спросила: как ты? Он ответил: прости, но мне бы хотелось, чтоб это все уже поскорее кончилось.

Это было очень давно. Я была молодой и самоуверенной. Женщина в реально трудной жизненной ситуации пришла за советом по оптимизации энергетических трат. По опыту (а не психологическому образованию) я знала: у каждого, даже самого сильного и самодостаточного человека в жизни бывают моменты, когда хочется, чтобы кто-то как бы компетентный уверенно сказал: делай вот это и вот так. Приступай сейчас. Мне показалось, что это тот самый момент.

— Слушайте, я скажу вам, что делать! — решилась я. — Вы перевезете бабушку к себе.

— Но у нас нет для нее отдельной комнаты. Двухкомнатная квартира. Мы и так дочку к себе в комнату забрали, чтоб сына не тревожить. Да она и не согласится.

— Согласится. В этом и фокус! Вы положите умирающую, но здравомыслящую бабушку в комнату к умирающему сыну. И предварительно велите ей все ему рассказать. Будете давать ей информацию по тем каналам, которые у нее еще работают, чтобы включались воспоминания: старая музыка, вкус, запахи — это самое древнее и мощное. Скажете: это твое последнее задание в жизни. Последняя работа. Чтоб он отвлекся от того, что умирает так рано. А ему скажете: слушай, ей это надо, чтоб уйти спокойно, а у меня уже нет сил. И он уйдет, как бы впитав и прожив ее чертовски долгую жизнь, а вы сможете за ними ухаживать в одном компартменте.

Женщина подумала, а потом спросила:

— Что такое компартмент?

— Обособленная область в живой клетке, как правило, окруженная слоем билипидной мембраны, — четко отрапортовала я.

Она взглянула на меня с уважением и, еще чуть поколебавшись, кивнула.

— Придете и расскажете, когда все устроится, — велела я ей, про себя подумав: вдруг получится еще хуже? Надо же мне знать.

Она пришла.

— А знаете, все и ничего. Бабушка у меня хоть и командир, но человек долга: я сказала — надо, так она и не пикнула. Ношу все нюхать, музыку ставлю, готовлю еду по ее заказу, как вы велели. У нее явно включаются воспоминания. Теперь она ему чуть не все время рассказывает, когда он не спит. Про детство, юность свою на юге. Истории всякие с работы, какие судьбы у людей тогда бывали — я и сама бывает зайду и заслушиваюсь.

— А сын?

— Он слушает, улыбается. Переспрашивает что-то иногда. Хотя и слабый совсем.

Потом она немного поплакала и ушла. Я долго сидела и бездумно смотрела в окно.

Прошло несколько лет. На прием пришла женщина с голенастой девочкой-подростком. Обе улыбаются.

— Нам бы профориентацию. А то она сегодня врачом, а завтра пожарным. Мы с отцом уж замучились. Поговорите хоть вы с ней.

— Да без проблем, — я тоже улыбнулась. — Садитесь куда-нибудь.

— Вы меня, конечно, не помните. Это много лет назад было…

— Вы с дочкой уже когда-то приходили ко мне?

— Нет. Я одна приходила. Сын у меня тогда умирал и бабушка одновременно. Вы велели их в одной комнате положить.

— Ох…

— Он не умер! — женщина расплылась в счастливой улыбке, а у меня по спине пробежали мурашки и затряслась ручка в пальцах. Я взяла себя в руки.

— Расскажите.

— Что ж рассказать. Ну вот они лежат, и она ему рассказывает. Он слушает. Она ему сразу сказала: «Ты не бойся ничего, ты не один туда пойдешь, я с тобой. Мы там все устроим как надо». Он правда сразу успокоился, а я и рада — сами понимаете.

Я за ними ухаживаю. Однажды бабушка мне на ухо, когда он спит, говорит: «Ты уж не обессудь, походи за мной еще, я его одного оставлять не хочу теперь, провожу уж и тогда сразу сама вслед за ним — ты и освободишься».

Лежат они, значит, лежат, и не умирают. Ни один, ни другой. Муж говорит: гляди, ведь все их сроки вышли, может, врачи там чего напутали, еще с кем посоветоваться надо?

Я, конечно, кинулась. Они говорят: правда, странно, значит, у организма вашего сына еще есть резервы. И потом: вот есть в Москве экспериментальное лечение, не проверено, но шанс для тех, кому уж все равно. Пойдете в группу? Мы с мужем посоветовались, потом сына спросили, а он: это опять в больницу надо? Мы такие: да, но, может, оно поможет тебе и не умрешь. А он: а как же я бабушку оставлю? Мы: а ты ее саму спроси. А она: конечно, поезжай, я тебя тут подожду. Он и поехал. И ему помогло. Группа была из 12 человек. Четверо все равно умерли, у остальных улучшение, а трое самых младших выздоровели совсем! Нам повезло.

— А бабушка?

— Она как узнала, что ему точно лучше стало, так сразу и умерла. Он расстроился, конечно, но тут уж мы ему объяснили, что она только ради него и держалась, а теперь у него дальше жизнь будет, а ей уже пора было, и он как будто понял. Сказал только странное: смерти вообще-то нет, только вы не понимаете, — а потом и не вспоминал как будто.

— Что ваш сын делает сейчас?

— В институте учится, на архитектора. А мы про вас недавно вспомнили, узнали, что вы еще тут работаете, и вот, с Ксюшей пришли.

— Отчего же вспомнили?

Мать кивнула дочери, и девочка, смущаясь, сказала:

— Мне брат странный такой комплимент неделю назад сделал: у тебя говорит, Ксюшка, ножки получились такие симпатичные, загорелые, ровненькие, как жареные сухарики с солью и чесночком. Я, конечно, рот раскрыла и говорю: ты это чего?! Откуда взял? А он сначала ушел молча, и только вечером мне все и рассказал: когда он болел и с бабушкой лежал, мама однажды принесла ей с улицы нагретой солнцем черешни. Она ее понюхала и говорит: «Деревья такие все ягодами усыпаны, солнце, в синем небе птичка малая и шмели жужжат. Мне лет шестнадцать. У меня платье желтое с мелкими красными цветочками и косынка красная. Я на лестнице стою и ягоду в широкую корзинку собираю. Она прямо мне в лицо пахнет. А снизу Володька — балагур наш и красавец, смеется и зубы белые на солнце блестят: ах, Леся, уж какие у тебя ножки ладные да ровненькие получились — как сухарики с солью и чесночком. А мне и стыдно, и лестно».

И с наивным четырнадцатилетним кокетством:

— Получается, у меня ножки как у прабабушки, да?

Мы с Ксюшиной матерью долго молчим, проживая нахлынувшие эмоции. А дальше, что ж, дальше — профориентация.

© Катерина Мурашова
Администратор запретил публиковать записи гостям.

Статьи , рассказы для души 3 мес. 2 нед. назад #31625

СЧАСТЛИВЧИК
С первой же секунды его жизненный путь начался с невезения. Он родился мёртвым...
Врач перепробовал все способы, желая вдохнуть в новорожденного жизнь. Увы...
Синюшный младенец повис в его руке, словно тряпица. Несчастная мать, видя всё происходящее, не могла даже рыдать. Прижав руки к груди и тяжело дыша, она постоянно твердила:
- Господи, пожалуйста...Господи, пожалуйста...

Врач бережно уложил бездыханное тело новорожденного и отрицательно мотнул головой, взглянув на молодую акушерку.
Та, перехватив встревоженно-молящий взгляд роженицы, подхватила за ножки бездыханное тельце мальчика и начала молниеносными движениями растирать детскую спинку. Потом открыла кран и подставила малыша под холодную воду, затем продолжила активные растирания висящего вниз головой ребёночка.
Бесполезно. Тельце трепыхалось в ловких руках акушерки, не подавая признаков жизни. Но женщина, прерывисто дыша, не прекращала попыток вернуть малыша к жизни. Она звонко хлопнула ладонью по крохотным ягодичкам. Ещё раз. И ещё раз.
О, счастье - малыш слегка приоткрыл глазки и слабо пискнул.
- Господи! Благодарю тебя, - заплакала роженица.

Вся его жизнь напоминала череду неудач.
Он рос невозможно худеньким и весьма болезненным ребёнком, у которого ко всему прочему оказалось слабое зрение. Так что пришлось с раннего детства носить очки.
В школе его дразнили дистрофиком и очкариком.

Друзей не было. Никто не хотел водиться со слабаком, который часто и долго болел.
Дома он плакал и жаловался матери.
Желая закалить сына, она отвела его на плавание. Но в бассейне из-за хлорированной воды у него началась сильнейшая аллергия. Пришлось бросить плаванье.

Дальше был бокс. Он увлёкся, стал уверенней в себе, даже осмелился мечтать о спортивной карьере.
И снова неудача. На тренировке получил травму, и врач запретила продолжать занятия боксом. Оказывается, с плохим зрением этот вид спорта противопоказан.
С боксом пришлось распрощаться.

Учился он хорошо. Книги читал запоями, энциклопедии штудировал одну за другой, стихи немного писал. Таких, как он, называют ботанами. Научился не обращать внимания на подколы одноклассников. А в выпускном классе у него даже друг появился.
Радуясь долгожданной дружбе, он всей душой потянулся к новому товарищу.
Ребята удачно поступили в один институт. Студенческая жизнь закрутилась-завертелась.
И тут - любовь.
Она - первая красавица в институте. Фотомодель. Ноги, грудь, волосы - глаз не отвести.
Он долго не мог понять - почему она выбрала его? Сначала отталкивал от себя чувства, гнал, пинал их, а потом сдался.
Первые поцелуи, первые ночные гуляния, первая эйфория.
И первое предательство...
Всё произошло так быстро, что он даже не успел опомниться, как сидел за самым дальним столиком и дрожащей рукой наливал в бокал шампанское, и вместе со всеми не слушающимся голосом пытался шептать своей бывшей девушке и своему бывшему другу:
- Горько...
Он бросил институт. А потом, желая вытолкнуть из сердца занозу под названием неудавшаяся любовь, собрался в археолого-географическую экспедицию, целью которой являлось сохранение культурного-исторического наследия вдоль строительства железной дороги. Чтобы спасти бесценные для науки артефакты, учёным требовались волонтёры. Одним из которых он и стал.
Мать долго плакала, собирая единственного сына в дорогу.

Он вернулся домой повзрослевшим. Возмужал, заматерел, запустил бороду. Мать про себя отметила - стал мужчиной. Красивым мужчиной.

На заработанные деньги купил мотоцикл. Радовался, как мальчишка, а вот мать ходила расстроенная.

- Зачем тебе эта железяка? У тебя и прав-то нет. И зрение слабое. Сейчас все лихачат, словно ошалелые. Лучше бы уже на машину собирал деньги.
- Ма, да не волнуйся ты, - он нежно приобнял женщину за плечи. - Я научусь. И на права сдам.

Долго натирал, полировал своего железного коня. Всё любовался и не мог нарадоваться покупке.
А на следующий день мотоцикл украли...

Из полиции Он возвращался поникшим.
- Будем искать, - серьёзно произнёс старший лейтенант.
- А есть шанс отыскать? - неуверенно поинтересовался он.
Лейтенант почесал лоб, потом скривил нос, будто унюхал отвратительный запах и, пожимая плечами, выдал убийственную фразу:
- Ну, что тебе сказать? Правду или как?
- Правду, - промямлил Он, прекрасно понимая, что правда эта его вряд ли порадует.
- Парень, шансы мизерные. Скорее всего, твой мотоцикл уже вне досягаемости. Так что смирись. Мы, конечно, подсуетимся, но...
- Спасибо. До свидания.
Он вздохнул и вышел из кабинета.

Дома поужинал без аппетита, посмотрел фильм по компу и сам не заметил, как уснул прямо за столом.

Проснулся от боли в спине.Сладко потянулся, желая размять затёкшие мышцы, и удивился - уже светало. За окном зарождался новый день.

Какое-то странное чувство он испытывал. Лёгкое волнение, будто ожидаешь чего-то или вроде бы, как кто-то за тобой наблюдает. Он не мог сказать, что ему было неприятно это ощущение. Нет. Наоборот, - в душе ощущались теплота и приятная лёгкость.
Просто раньше он такого не переживал. Странное покалывание на кончиках пальцев, непонятное томление в груди.
Решил выйти на балкон и вдохнуть свежего воздуха, пока ещё июньская жара не вошла в силу.
Открыл дверь и ... потерял дар речи.
На перилах спиной к нему сидел ... Ангел. Правильнее сказать - девушка Ангел. Руками Она легко касалась балконных перил, а босыми ногами болтала в воздухе, словно маленький ребёнок. Ветер играл с Её прекрасными русыми волосами и нежно пробегал по белоснежным пёрышкам Её огромных крыльев.

- Я сплю, - прошептал он, часто моргая...
В ответ на его шёпот крылья Ангела едва заметно шевельнулись, и девушка повернулась. Она мило улыбнулась и убрала с прекрасного лица непослушную прядку волос.

Он глупо улыбнулся и достаточно сильно стукнул себя по лбу, пытаясь прогнать чудесное видение.

Ангел не исчез, а задорно засмеялся, вызвав у молодого человека ещё большее смятение.

- Ты кто? - сглотнув, произнёс он хриплым голосом.
-Твой Ангел-хранитель, - девушка мило склонила голову на бок.
- А... ты... как...чего тут ...вот.., - он выдал стопку несвязных слов.

Девушка, закинув голову, рассмеялась ещё громче. Рука её невольно соскользнула с перил, и она начала падать вниз. В одну секунду он оказался около неё и успел схватить за ладонь.
Ощутив бархатистую нежность кожи, он окончательно растерялся.

- А ты смельчак. Но я не упаду. Не волнуйся. Я же Ангел и у меня есть крылья.
Девушка Ангел развела свои пушистые белоснежные крылья в сторону и воспарила перед ним. При этом она загадочно и слегка насмешливо улыбалась.

- Я всё понял. Такого не бывает. Это просто невозможно. Нереально. А если я не сплю, значит я сошёл с ума. Грустно, но факт.
- Вот все мужчины такие - не верят в чудеса и в Ангелов. С женщинами проще. Они сначала пугаются, а потом радуются, как дети.
-Ты хочешь сказать, что ты настоящий Ангел?
- Ну, конечно! Я твой настоящий Ангел-хранитель. Меня к тебе прислали.
- Прислали? Кто?
-Какой же ты непонятливый! Меня прислали оттуда, - она подняла указательный палец к небу.
- Ааа! Ну это меняет дело, - усмехнулся Он.
- Не надо сарказма, - строго произнесла девушка Ангел.
- Ну, хорошо. Допустим, я поверил, что ты мой Ангел. А зачем ты явилась ко мне?

Девушка легко соскочила с перил на балкон и стала напротив него так близко, что ему удалось рассмотреть её лицо.
Как же Она была красива!
Воистину - божье создание!
Воистину - прекрасный Ангел!
Он сглотнул, чувствуя, как бьётся о рёбра его взволнованное сердце.

- Я пришла, чтобы открыть тебе глаза! Ты ведь живешь, пребывая в твёрдой уверенности, что являешься стопроцентным неудачником. Ведь так?
- Ну, если ты мой Ангел, то ты и сама всё прекрасно знаешь. Я - неудачник! И вся моя жизнь - это вереница неудач. Попробуй доказать обратное!
- Ничего я доказывать не стану, - девушка Ангел обиженно надула губки. Потом обречённо вздохнула. - Ладно. Сейчас всё расскажу и объясню. Раз уж меня послали к тебе, значит я обязана выполнить свою миссию.
- Давай, я внимательно слушаю.

Разговор с девушкой Ангелом доставлял ему удовольствие. В голове шевельнулась чересчур смелая мысль - эх, если бы Она была настоящей, земной! Он мотнул головой, отогнав чудесную фантазию.

- А разве я не похожа на настоящую? - хитро прищурив небесно-голубые глаза, прошептал Ангел.
-Так ты ещё и мысли умеешь читать? - Он залился краской.
- Естественно. Я же ТВОЙ Ангел. Я всё про тебя знаю. Ну, ладно, давай по существу, а то мне уже пора - видишь, солнце встаёт. Так что моё время почти исчерпано.

Ему ужасно захотелось закричать - не уходи! И, вообще, его обуревало желание прикоснуться к мягким пёрышкам на её крыльях, ещё раз ощутить теплоту её нежной кожи, но вместо этого он сказал:
- Я слушаю тебя.
- Ты самый настоящий счастливчик! - начала она.
- Я?!
- Конечно. Ты не должен был жить. Прости за откровенность, но изначально именно так было предрешено в небесной канцелярии.
- Но...
- Не перебивай, - девушка Ангел снова сердито надула губки. - Но, видя бесконечную любовь и чувствуя искреннюю материнскую мольбу, решение было изменено в твою пользу. Тебе было дано право ЖИТЬ! Понимаешь, жить!
- Спасибо, конечно, но раз уж так мне повезло, то почему меня всю жизнь преследуют сплошные неудачи? А?
-Ты не понимаешь. Тебя всё время силы свыше одаривают счастьем, а ты не можешь этого осознать.
- Каким же именно счастьем? Может тем, что меня дразнили в школе? Или тем, что я не мог заниматься любимым видом спорта? Или тем, что моя девушка вышла замуж за моего единственного друга? Или в конце концов тем, что у меня украли мотоцикл, на который я копил деньги пять лет? Давай, объясняй! Я слушаю!
- Не кипятись. Всё по порядку. Всё трудности сделали из тебя именно того человека, которым ты сейчас являешься. Ты сильный, смелый, выносливый.
Тут Ангел на секунду замолчала, а потом гордо добавила:
- Ты красивый. А девушка была просто не твоя. Она бы испортила тебе жизнь и ты бы банально спился, окончив свои дни на помойке. А друг? Тебе дали возможность увидеть истинное лицо этого человека. Так что радуйся. Тебя спасли! Понял? Защитили! Подумай на досуге об этом!

Чем дольше он слушал речь прекрасного Ангела, тем явственнее различал в её словах зерно истины.

- А мотоцикл? - не удержался он от любопытства.
- Лучше потерять деньги, чем жизнь. Думаю, тебе всё понятно. Так что, дорогой мой подопечный, радуйся жизни. У вас, у людей, есть хорошее выражение - всё, что ни делается, делается к лучшему. Вы даже не представляете, насколько это правильно! ТАМ, - девушка Ангел снова подняла руку, указывая на небо, - ТАМ вас любят. Единственное, что ТАМ очень огорчает, так это то, что вы, люди, больше просите, и очень мало благодарите. Нам, небожителям, тоже очень нужна благодарность.

Он стоял молча, впитывая каждое слово своего прекрасного Ангела-хранителя.

- Мне пора, - с сожалением произнесла девушка.
Улыбаясь, Она приблизилась к нему, склонила голову и нежно, едва уловимо, коснулась своими губами его щеки.
-Теперь ты понимаешь значение выражения - поцелованный Ангелом.
И больше не говоря ни слова, она, раскрыв белоснежные крылья, легко вспорхнула и растворилась в воздухе.

Он долго смотрел в предрассветное небо, мечтая ещё хотя на мгновение различить в небесной голубизне чарующий силуэт прекрасного Ангела.
Солнце вошло в силу, ослепляя своими лучами. Он зажмурился, а когда открыл глаза, то заметил на балконных перилах маленькое пёрышко. Подхватил его и ощутил себя по-настоящему счастливым.
Счастливчик!
Ведь именно так назвала его девушка-Ангел.
А Ангелы никогда не обманывают.

(с) Анжела Бантовская
Администратор запретил публиковать записи гостям.
Спасибо сказали: Гуськова Галина, Светлана Васильевна, Елена Глазкова, Марина Давыдова, Елена Джур у этого пользователя есть и 1 других благодарностей
  • Страница:
  • 1
  • 2
Работает на Kunena форум